Советы онкопсихолога

Если рак вернулся: как психологически выстоять и не сломаться

Кан Анна Александровна

В процессе консультирования с пациентками, которые активно лечатся, мы затрагиваем тему возвращения онкологического заболевания после лечения. В большинстве случаев женщины обозначают этот страх как один из самых тяжелых. И на мой вопрос: «Думали ли вы о том, что будете делать, если рецидив случится? Как воспримите это событие?», все очень эмоционально отвечают: «Вы что! Не произносите вслух, что это возможно! Этого никогда не произойдет! А разговоры об этом могут притянуть рецидив!»

В итоге пациентка с адекватным уровнем интеллекта, высоким уровнем доверия к традиционной медицине превращается в суеверную, скованную магическим мышлением женщину. Из чего можно сделать такой вывод: если ее коснется рецидив рака молочной железы, это будет для нее ударом и серьезным кризисом. А нервная система окажется серьезно перегруженной дистрессом (негативным стрессом) и сложнее будет реагировать на повторное лечение.

Рецидив — не приговор!

Многие пациентки убеждены, что рецидив фатален и единственное приемлемое завершение лечения — это вечная ремиссия, иначе все напрасно. Однако на практике мы наблюдаем большое количество случаев, когда люди приходят к врачу на последней или предпоследней стадии онкологического заболевания, получают лечение и живут. Видим мы также и как лечатся рецидивы. Ведь одно из значений слова «выздоровление» — это возвращение к нормальной жизнедеятельности, приемлемому уровню качества жизни. Относится ли это к хроническим заболеваниям? Да, безусловно! В реальности очень мало абсолютно здоровых людей, особенно в старших возрастных группах.

Надежда — главная движущая сила

 «Я не перенесу эту новость и не справлюсь с повторным лечением!!!» — такой крик отчаяния я слышу в ответ на мои аргументы. Сейчас я объясню вам на конкретном примере, почему шансы на то, что вы справитесь с повторным лечением, огромны. Все дело в нашей физиологии. Заранее приношу свои извинения за то, что приведу в пример достаточно жестокий эксперимент (в 50-е годы к экспериментальным животным относились проще). Однако он сейчас будет очень кстати.

В 1950-х годах в Гарварде профессор биологии Курт Рихтер провел серию экспериментов с целью найти биологический механизм, который заставляет нас двигаться к цели. И ученый совершил удивительное открытие.

Лаборанты ловили крыс и бросали их в ведра, заполненные водой. Крысы хорошо плавают, и это достаточно выносливые животные, но даже они в таких условиях сдавались и тонули в среднем через 15 минут. Запомните: 15 минут. Кстати, домашние крысы держались на воде дольше диких и агрессивных собратьев. «Надежда — вот главная движущая сила», — предположил Курт Рихтер.

Во втором эксперименте изменились условия. Когда команда биологов видела, что крысы начинали уставать и сдаваться, она ненадолго вытаскивала их из воды, затем снова погружала в воду.

Попробуйте предположить, сколько еще смогли выдержать эти крысы свое пребывание в воде? Помните про 15 минут в первом эксперименте? На это раз они продержались 60 часов. Да-да, здесь нет никакой опечатки — 60 часов!

У животных была надежда. Они верили в свое спасение, и их организм помогал им его дождаться. Грызуны были обессиленные и истощенные, но они не потеряли надежду. Это говорит о гигантском потенциале организма. И это не единственное исследование о мотивации. Успеха чаще добиваются те люди, которые верят в результат, надеются и адекватно оценивают все происходящее. Вот почему лечение вернувшегося заболевания для организма будет посильно! Ведь однажды вы с ним уже справились.

Мы — существа разумные и если будем оберегать нашу нервную систему от магического мышления, то поможем организму, так как будем готовы к тому, что что-то может пойти не так.

Лечиться ради того, чтобы жить

Врачи из благих побуждений, сочувствуя пациенту, могут скрывать или объективную тяжесть заболевания или степень благоприятности прогноза. Иногда сами люди, не желая воспринимать неприятную информацию, интерпретируют ее иначе, чем она была им сообщена. В обоих случаях создаются иллюзии, которые мешают адекватной оценке ситуации. Поэтому логичный для определенной нозологии процент рецидивов так шокирует пациентов. Безусловно, это тяжелое известие, и никто ему не должен быть рад, пациенты испытывают целый спектр тягостных переживаний и негативных эмоций. Это нормальная реакция здоровой нервной системы в неблагоприятных обстоятельствах. Вот только степень адаптивности нервной системы лучше у тех пациентов, которые хорошо осведомлены о своих перспективах. Нервная система не может долго находится в дистрессе и просто вынуждена к нему адаптироваться.

Одним из основных принципов профилактики страха рецидива является адекватный доверительный контакт с врачом. Ему можно задать вопросы о тактике и стратегии лечения при возможном рецидиве, попросить контакт с психологом, так как сам факт онкологического заболевания — это серьезное испытание. Рецидива может никогда и не быть, но сам страх его ожидания иррациональный и тяжелый, наступает часто сразу после окончания лечения — вместо радости и облегчения. В этом случае необходимо, не раздумывая, обращаться к онкопсихологу, а при необходимости и к психиатру. Ваша нервная система, как и вы сами, нуждается в помощи и поддержке. Лечитесь ради того, чтобы жить, а не наоборот.

Поделиться:

Читайте также
Можно ли вылечить рак мухоморами и керосином?

Лечение мухоморами, керосином, чагой, заговорами — в интернете можно найти множество народных рекомендаций, как победить онкологию. Читать далее

С любовью к себе: как белье Amoena помогает быстро и грамотно восстановиться после операции на груди

Любое хирургическое вмешательство в организм — путь, который начинается задолго до самой операции и продолжается в течение как минимум шести недель после нее. Читать далее

Первые шаги после верификации диагноза

Медицина не стоит на месте, и сегодня даже агрессивные формы РМЖ хорошо реагируют на лечение. Расскажем, что нужно сделать после верификации диагноза. Читать далее

Советы специалистов: